СВЕВЛАД                     www.svevlad.org.rs                     СВЕВЛАД                     www.svevlad.org.rs
 

Прилог Сергеја Прјамчука

 

Что мы знаем об этом уникальном российском народе АЙНЫ - АЙНУ?
АЙНУМОСИРИ - земля Aйнов.

 

 

Было время, когда первые айны спустились из
Страны облаков на землю, полюбили ее, занялись
охотой и рыболовством, чтобы питаться, танцевать
и плодить детей. (Айнское предание)

 

 

Погледајте мапе:
http://atlases.narod.ru/maps/atl1871/map61.djvu
и
http://atlases.narod.ru/maps/atl1871/map03.djvu

 

 

Айно правдивы и не терпят обманов.
Крузенштерн пришел от них в совершенный восторг;
перечислив их прекрасные душевные качества,
он заключает: "Такие подлинно редкие качества,
коими обязаны они не возвышенному образованию,
но одной только природе,возбудили во мне
то чувствование, что я народ сей почитаю лучшим
из всех прочих, которые доныне мне известны"
(А.П. Чехов)

В 1853 г. Н. В. Буссе записал свой разговор
со стариками айно, которые помнили время
независимости своей и говорили:
"Сахалин - земля аинов, японской земли на Сахалине нет".

Первые японские колонисты были беглые преступники или
же побывавшие на чужой земле и за это изгнанные из Японии.
(А.П. Чехов)

Что дали АЙНЫ России? Это Сахалин и Курилы!
Айны называли себя различными племенными именами – "соя-унтара", "чувка-унтара". Слово "айну", которым их привыкли называть, вовсе не самоназвание этого народа, оно означает только "человек". Японцы называли айнов словом "эбису".

Что мы знаем об Айнах, это белокожие люди, антропологи их относят к депегментированным австралоидам, как и чёрнокожие папуасы, бородатые в отличие от монголоидов японцев. Очень похожи на русских по сообщениям землепроходцев. Ведь внешнее сходство русских землепроходцев и айнов было просто поразительным. Оно обмануло даже японцев. В первых сообщениях японцев «РУССКИЕ» на Хокайдо - Матмае упоминаются как «РЫЖИЕ АЙНЫ».


АЙНУМОСИРИ - земля айнов.

Айны приняли российское подданство, а их земли вошли в состав России - Сахалин, Курилы и Матсмай - Иессо - Хоккайдо. В те времена Хоккайдо - МАТСМАЙ считался самым большим и самым южным островом из Курильских островов.

Российские указы 1779, 1786 и 1799 гг., свидетельствуют о том, что жители южных Курил - айны еще с 1768 г. являлись русскими подданными (в 1779 г. они были освобождены от уплаты в казну дани - ясака), а южные Курильские острова рассматривались Россией как собственная территория.

Факт русского подданства курильских айнов и принадлежности России всей Курильской гряды подтверждают также Инструкция Иркутского губернатора А.И.Бриля главному командиру Камчатки М.К.Бему 1775 г., и "ясашная таблица" - хронология сбора в XVIII в. c айну - жителей Курильских островов, в том числе с южных (включая и остров Матмай-Хоккайдо), упомянутой дани -ясака.

На языке айнов Сахалин - "САХАРЭН МОСИРИ" - "волнообразная земля", Итуруп означает "лучшее место", Кунашир - Симушир означает " участок земли - черный остров", Шикотан - Шиашкотан (слова-окончания "шир" и "котан" означают соответственно "участок земли" и "поселение").

Своим добродушием, честностью и скромностью айны произвели на Крузенштерна самое лучшее впечатление. Когда за доставленную рыбу им давали подарки, они брали их в руки, любовались ими и потом возвращали. С трудом удалось айнам втолковав, что это им дарят в собственность. В отношении к айнам еще Екатерина Вторая предписывала – быть с АЙНАМИ ласковыми и не облагать их налогом, с целью облегчить положение новых русских подда-южнокурильских айнов.

Указ Екатерины II Сенату об освобождении от податей айнов - населения Курильских островов, принявшего российское подданство 1779 г.

Ея И.В. повелевает приведенных в подданство на дальних островах мохнатых курильцев – айнов оставить свободными и никакого сбору с них не требовать, да и впредь обитающих тамо народов к тому не принуждать, но стараться дружелюбным обхождением и ласковостию для чаемой пользы в промыслах и торговле продолжать заведенное уже с ними знакомство.

Первое картографическое описание Курильских островов, включая их южную часть, было сделано в 1711 1713 гг. по результатам экспедиции И. Козыревского, который собрал сведения о большинстве Курильских островов, в том числе Итурупе, Кунашире и даже "Двадцать Втором" Курильском острове МАТМАЙ (Матсмай), который позже стал называться Хоккайдо.

Было точно установлено, что Курилы не подчинялись какому-либо иностранному государству. В донесении И. Козыревского в 1713 гг. отмечалось, что южнокурильские айны "самовластно живут и не в подданстве и торгуют повольно".

Следует особо отметить, что русские землепроходцы в соответствии с политикой российского государства, открывая населенные айнами новые земли, сразу же объявили о включении этих земель в состав России, начинали их изучение и хозяйственное освоение, вели миссионерскую деятельность, облагали местное население данью (ясаком).

На протяжении XVIII века все Курильские острова, включая и их южную часть, вошли в состав России. Подтверждением этого является и сделанное главой русского посольства Н.Резановым в ходе переговоров с уполномоченным японского правительства К.Тоямой в 1805 г. заявление о том, что "к северу от Матсмая (о. Хоккайдо) все земли и воды принадлежат русскому императору и чтобы японцы не распространяли далее своих владений".

Японский математик и астроном XVIII века Хонда Тосиаки писал, что «...айны смотрят на русских как на родных отцов», так как «подлинные владения завоевываются делами добродетельными. Страны, вынужденные подчиняться силе оружия, в глубине души остаются непокоренными».

К концу 80-х гг. XVIII столетия фактов русской деятельности на Курилах было накоплено вполне достаточно для того, чтобы, в соответствии с нормами международного права того времени, считать весь архипелаг, включая его южные острова, принадлежащими России, что и было зафиксировано в российских государственных документах. Прежде всего следует назвать императорские указы (напомним, что в то время императорский или королевский указ имел силу закона) 1779, 1786 и 1799 гг., в которых подтверждалось подданство России южнокурильских айнов (именовавшихся тогда "мохнатыми курильцами"), а сами острова объявлялись владением России.

В 1945 году японцы выселили всех АЙНОВ с Сахалина и Курильских островов на Хоккайдо, при этом они почему-то оставили на Сахалине трудовую армию из корейцев привезенную японцами и СССР пришлось их принять как лиц без гражданства, далее корейцы переселились в Среднюю Азию, а сейчас по РФ, мало кто не знаком с этим трудолюбивым этносом, даже зам Лужкова кореец.

Судьба АЙНОВ на Хоккайдо - МАТСМАЙ сокрыта за семью печатями, как судьба славян - ЛУЖИЧАН в Германии.
До нас доходит информация, что айнов осталось около 20 тысяч человек, что идёт усиленный процесс японизации айну, знает ли молодёжь язык айнов большой вопрос, подобно как со славянами - лужичанами, о которых мы знаем, что лужицкие школы славян в Германии закрываются под любым предлогом.

По переписи населения Российской империи 1897 года на Сахалине 1446 человек указали своим родным языком айнский. Айнский язык не относится к какой-либо языковой семье (изолят); в настоящее время айны Хоккайдо перешли на японский язык, айны России — на русский, очень мало людей старшего поколения на Хоккайдо - Матсмай ещё немного помнят язык. К 1996 году полностью владевших айнским было не более 15 человек. При этом носители диалектов разных местностей практически не понимают друг друга. У айнов не было своего письма, однако существовали богатые традиции устного творчества, включая песни, эпические поэмы и сказания в стихах и прозе.

Россия можем вспомнить исторические примеры того, как айны северного Хоккайдо - Матсмая в конце XVIII –1-й половине XIX веков присягали на верность российскому правительству. А раз так, то в ответ на требование «северных территорий» Россия может выставить контртребование «южных территорий».

Хотя японцы организовали настоящий геноцид Айнов, оправдывая свои действия тем, что его представители якобы «эбису» (дикари) и «тэки» (звери). Однако «варварами» айны не были. Их культура Дземон является одной из древнейших в мире. По разным данным, она появилась еще 5–8 тысяч лет назад, когда о японской цивилизации еще никто не слыхал. По мнению многих этнографов, именно от айнов японцы переняли многие свои обычаи и особенности культуры, начиная от обряда сеппуку и кончая священного комплекса Синто и императорских атрибутов, включая яшмовые подвески. Возможно японцев завезли на острова айнов - АЙНУМОСИРИ, как рабочую силу для земледелия, поскольку сами айны не занимались земледелием. Так к примеру у монголов концы обуви завёрнуты в верх, поскольку монголу нельзя тревожить землю, а земледелием для монголов занимался народ Дауры (Даурия- Читинская область), так дауры были выселены китайцами, что б Россия не имела поддержку этого земледельческого народа.

С VIII в. японцы не прекращали вырезать айнов, которые бежали от истребления на север – на Хоккайдо - Матмай, Курильские острова и Сахалин. В отличие от японцев, русские казаки их не убивали. После нескольких стычек между похожими внешне голубоглазыми и бородатыми пришельцами с той и другой стороны установились нормальные дружеские отношения. И хотя айны наотрез отказались платить налог «ясак», однако никто их за это в отличие от японцев не убивал. Впрочем, переломным для судьбы этого народа стал 1945 г. Сегодня в России проживают лишь 12 его представителей, но есть множество «метисов» от смешанных браков.

 

Уничтожение «бородатого народа» - айну в Японии прекратилось лишь после падения милитаризма в 1945 г. Однако культурный геноцид продолжается и по сию пору.

Показательно, что точной численности айнов на японских островах не знает никто. Дело в том, что в «толерантной» Японии нередко до сих пор наблюдается довольно надменное отношение к представителям других национальностей. И айны не стали исключением: их точную численность определить невозможно, поскольку по японским переписям они не значатся ни как народ, ни как национальное меньшинство.

Согласно данным ученых, общая численность айнов и их потомков не превышает 16 тыс. человек, из которых чистокровных представителей айнского народа не более 300 человек, остальные «метисы». Кроме того, зачастую айнам оставляют самую не престижную работу. И японцы активно проводят политику их ассимиляции и ни о каких «культурных автономиях» для них и речи не идет.


От себя я бы предложил руководству России и Японии на "северных территориях" в России и на "южных территориях"-Хоккайдо - Матсмай, каждому из государств создать автономию для АЙНОВ - АЙНУ и позволить айнам из обоих автономий свободно перемещаться через государственные границы между Россией и Японией и разрешить именно айнам вести торговлю морепродуктами, а не браконьерам вывозящим весь улов в Японию.

Россия- это народы и их земли её составляющие,
а русские это "цемент" сплачивающий народы России.


*************Из обсуждения материала об Айнах******************

Андрей Белковский АЙНЫ - Айнумосири

Хорошая статья, только стоит побольше про айнов узнать, особенно про их жизнь в составе России –СССР.

Есть хорошая книжка Таксами "Кто вы, айны" и "Народы Сибири" п/ред.Левина (1959 имхо год)

Айнов и их соплеменников гнобили и японцы и наши (наши зачищали от айнов и южную Камчатку, и Сахалин, и особенно Курилы - после 18 века именно Курилы были ядром Айнумосири).

Я даже в МИДе докладывал (по проблемам Южных Курил), что лучший вариант - создать там государство Айнумосири и помочь айнам уцелевшим там зажить нормально.

Айны - народ Океании, северные австралоиды, и позитивный американский опыт предоставления независимости подобным структурам есть. Кирибати, Вануату и Науру живут -процветают.

При приходе Советской власти айны дважды - до войны и после - оказывались поголовно японские шпионы. Самые умные переписывались в нивхов (это у которых они Сахалин забрали).

Смешно - у нивхов мировой минимум роста бороды и усов, у айнов и армян - максимум мировой (под 6 баллов).

Айны до революции были переселены и на Командоры. Сейчас ассимилировались с алеутами - в составе бывшей семьи Бадаевых.
В нижней части села Никольское острова Беринга был до 1980-х годов топоним "Айнский конец".
Среди Бадаевых -Кузнецовых есть люди с повышенным для алеутов ростом бороды.
Андрей Белковский


************ Из исторической хроники айнов**************

Изначально айны жили на островах нынешней Японии, которые назывались Айнумосири - земля айнов, пока не были оттеснены на север праяпонцами Yayoi (монголоиды),. На Сахалин айны пришли в XIII-XIV вв., "закончив" заселение в нач. XIX века. Следы их появления находили также на Камчатке, в Приморье и Хабаровском крае. Многие топонимические названия Сахалинской области носят айнские названия: Сахалин (от "САХАРЭН МОСИРИ" - "волнообразная земля"); острова Кунашир, Симушир, Шикотан, Шиашкотан (слова-окончания "шир" и "котан" означают соответственно "участок земли" и "поселение").

Чтобы занять весь архипелаг до Хоккайдо включительно (тогда он назывался "Эдзо") японцам потребовалось более 2 тысяч лет (самые ранние свидетельства о стычках с айнами датируются 660 г. до н.э.). В настоящее время существуют лишь несколько резерваций для айнов на о.Хоккайдо, где живут айнские семьи.

Первые русские мореплаватели, изучавшие Сахалин и Курилы, с удивлением отмечали европеоидные черты лица, несвойственные монголоидам густые волосы, бороды.

Айнское население представляло собой социально расслоенные группы ("утар"), возглавляемые семействами вождей по праву наследования власти (необходимо заметить, что род у айнов шел по женской линии, хотя главным в семье естественно считался мужчина). "Утар" строился на базе фиктивного родства и имел военную организацию. Правящие семейства, называвшие себя "утарпа" (глава утара) или "нишпа" (вождь), представляли собой слой военной элиты. Мужчины "высокого происхождения" уже с рождения предназначались к военной службе, высокородные женщины проводили время за вышиванием и шаманскими ритуалами ("тусу").

Семья вождя имела жилище внутри укрепления ("часи"), окруженной земляной насыпью (также называемой "часи"), обычно под прикрытием горы или скалы, выступающей над террасой. Число насыпей нередко достигало пяти-шести, которые чередовались со рвами. Вместе с семьей вождя внутри укрепления обычно находились слуги и рабы ("ушию"). Какой-либо централизованной власти у айнов не было.

Из оружия айны предпочитали лук. Недаром же их называли "люди, из волос которых торчат стрелы" за то, что они носили колчаны (и мечи, кстати, тоже) за спиной. Лук изготовлялся из вяза, бука или бересклета большого (высокого кустарника, высотой до 2,5 м с очень крепкой древесиной) с накладками из китового уса. Тетива изготовлялась из крапивных волокон. Оперение у стрел состояло из трех орлиных перьев.

Несколько слов о боевых наконечниках. В бою использовались как "обычные" бронебойные, так и наконечники с шипами (возможно, для лучшего прорезания доспехов или застревания стрелы в ране). Встречались наконечники и необычного, Z-образного сечения, которые скорее всего были заимствованы у маньчжур или джурдженей (сохранились сведения, что в средние века сахалинские айны дали отпор большой армии, пришедшей с материка).

Наконечники стрел изготовлялись из металла (ранние - из обсидиана и кости) и затем обмазывались аконитовым ядом "суруку". Корень аконита измельчали, замачивали и ставили в теплое место для брожения. Палочка с ядом прикладывалась к ножке паука, если ножка отваливалась - яд готов. Из-за того, что этот яд быстро разлагался, его широко использовали и на охоте на крупных зверей. Древко стрелы делали из лиственницы.

Мечи у айнов были короткие, 45-50 см длиной, слабоизогнутые, с односторонней заточкой и полутораручной рукоятью. Айнский воин - джангин - дрался именно двумя мечами, не признавая щитов. Гарды у всех мечей были съемные и часто использовались как украшения. Существуют сведения, что некоторые гарды специально полировались до зеркального блеска, чтобы отпугивать злых духов.

Кроме мечей, айны носили два длинных ножа ("чейки-макири" и "са-макири"), которые носились на правом бедре. Чейки-макири был ритуальным ножом для изготовления священных стружек "инау" и совершения обряда "пере" или "эритокпа" - ритуального самоубийства, которое потом переняли японцы, назвав "харакири" или "сэппуку" (как, кстати, и культ меча, специальные полочки для меча, копья, лука). Мечи айны выставляли на всеобщее обозрение только во время Медвежьего праздника. Старинное предание гласит: "Давным-давно, после того, как эта страна была создана богом, жили старик-японец и старик-айн. Деду-айну было велено сделать меч, а деду-японцу: деньги (далее объясняется, почему у айнов был культ мечей, а у японцев - жажда денег. Айны осуждали своих соседей за стяжательство).

К копьям они относились довольно прохладно, хотя и выменивали их у японцев.

Еще одной деталью вооружения айнского воина являлись боевые колотушки - небольшие валики с ручкой и отверстием на конце, сделанные из твердых пород дерева. По бокам колотушки снабжались металлическими, обсидиановыми или каменными шипами. Колотушки использовались как кистень, так и как праща - сквозь отверстие продевался кожаный ремень. Меткий удар такой колотушки убивал сразу, в лучшем (для жертвы, конечно) - навсегда уродовал.

Шлемов айны не носили. Они имели природные длинные густые волосы, которые сбивались в колтун, образуя подобие естественного шлема.

Доспехи сарафанного типа изготовлялись из кожи лахтака ("морского зайца" - вид большого тюленя). На вид такой доспех может казаться громоздким, но на деле практически не стесняет движений, позволяет свободно сгибаться и приседать. Благодаря многочисленным сегментам получались четыре слоя кожи, которые с одинаковым успехом отражали удары мечей и стрел. Красные круги на груди доспеха символизируют трехмирье (верхний, средний и нижние миры), а также шаманские диски-"толи", отпугивающие злых духов и вообще имеющих магическое значение. Аналогичные круги изображены также и на спине. Застегиваются такие доспехи спереди при помощи многочисленных завязок. Были и короткие доспехи, вроде фуфаек с нашитыми на них дощечками или металлическими пластинками.

О воинском искусстве айнов в настоящее время известно очень мало. Известно, что праяпонцы переняли у них практически все. Почему не предположить, что и некоторые элементы единоборств также не были переняты?

До наших дней дошел только такой поединок. Противники, держа друг друга за левую руку, наносили удары дубинами (айны специально тренировали спины, чтобы пройти это испытание на выносливость). Иногда эти дубинки заменялись ножами, а иногда дрались просто руками, до тех пор, пока у противников не сбивалось дыхание. Несмотря на жестокость поединка, каких-либо случаев травматизма не наблюдалось.

Вообще-то айны сражались не только с японцами. Сахалин, к примеру, они отвоевали у "тонци" - низкорослого народца, действительно коренного населения Сахалина. От "тонци" айнские женщины переняли привычку татуировать губы и кожу вокруг губ (получалась своеобразная полуулыбка - полуусы), а также названия некоторых (очень хороших по качеству) мечей - "тонцини".

Любопытно, что айнские воины - джангины - отмечались как очень воинственные, они были неспособны ко лжи.

Интересны также сведения о знаках собственности айнов - на стрелы, оружие, посуду они ставили особые знаки, передававшиеся из поколения в поколение, для того, чтобы например не спутать, чья стрела поразила зверя, кому принадлежит та или иная вещь. Таких знаков насчитывается более полутора сотен, а их значения не расшифрованы до сих пор. Наскальные надписи обнаружены близ отару (Хоккайдо) и на острое Уруп.

Пиктограммы были и на "икуниси" (палочках для поддерживания усов во время питья). Чтобы расшифровать знаки (которые назывались "эпаси итокпа") надо было знать язык символов и их составляющие.

Остается добавить, что японцы боялись открытого боя с айнами и завоевывали их хитростью. В древней японской песне говорилось, что один "эмиси" (варвар, айн) стоит ста человек. Существовало поверье, что они могли напускать туман.

На протяжении многих лет айны не раз поднимали восстание против японцев (по-айнски "чижем"), но каждый раз проигрывали. Японцы приглашали предводителей к себе для заключения перемирия. Свято чтя обычаи гостеприимства, айны, доверчивые как дети, не мыслили ничего плохого. Их убивали во время пиршества. Как правило, иные способы подавления восстания у японцев не удавались. (Подобным же образом немцы расправлялись с князьями полабских славян – лужичан, приглашённых князей немцы заперли в доме и подожгли дом.)


Антон Павлович Чехов рассказывает об Айнах- АЙНО

Коренное на селение Южного Сахалина, здешние инородцы, на вопрос, кто они, не называют ни племени, ни нации, а отвечают просто: айно. Это значит - человек. В этнографической карте Шренка площадь распространения айно, или айну, обозначена желтою краской, и эта краска сплошь покрывает японский остров Матсмай и южную часть Сахалина до залива Терпения. Живут они также еще на Курильских островах и называются поэтому у русских курилами. Численный состав айно, живущих на Сахалине, не определен точно, но не подлежит сомнению все-таки, что племя это исчезает, и притом с необыкновенною быстротой.

Врач Добротворский, 25 лет назад служивший на Южном Сахалине*, говорит, что было время, когда около одной лишь бухты Буссе было 8 больших аинских селений и число жителей в одном из них доходило до 200; около Найбы он видел следы многих селений. Для своего времени он гадательно приводит три цифры, взятые из разных источников: 2885, 2418, 2050, и последнюю считает наиболее достоверной. По свидетельству одного автора, его современника, от Корсаковского поста в обе стороны по берегу шли аинские селения. Я же около поста не застал уже ни одного селения и видел несколько аинских юрт только около Большого Такоэ и Сиянцы. В "Ведомости о числе проживающих инородцев за 1889 г. по Корсаковскому округу" численный состав айно определяется так: 581 мужчин и 569 женщин.

_______________
* После него остались две серьезные работы: "Южная часть острова Сахалина" (извлечено из военно-медицинского отчета). - "Известия сиб. отд. имп. Русского геогр. общества", 1870 г., т. I, ЉЉ 2 и 3, и "Аинско-русский словарь".

Причинами исчезания айно Добротворский считает опустошительные войны, будто бы происходившие когда-то на Сахалине, незначительную рождаемость вследствие неплодовитости аинок, а главное болезни. У них всегда наблюдались сифилис, цинга; бывала, вероятно, и оспа*.

_______________
* Трудно предположить, чтобы эта болезнь, производившая опустошения на Северном Сахалине и Курильских островах, щадила бы Южный Сахалин. А. Полонский пишет, что юрту, в которой случился покойник, айно оставляют и вместо нее строят другую на новом месте. Такой обычай, очевидно, произошел в те времена, когда айно в страхе перед эпидемиями покидали свои зараженные жилища и селились на новых местах.

Но все эти причины, обусловливающие обыкновенно хроническое вымирание инородцев, не дают объяснения, почему айно исчезают так быстро, почти на наших глазах; ведь в последние 25 - 30 лет не было ни войн, ни значительных эпидемий, а между тем в этот промежуток времени племя уменьшилось больше чем наполовину. Мне кажется, вернее будет предположить, что это быстрое исчезание, похожее на таяние, происходит не от одного вымирания, но также и от переселения айно на соседние острова.


До занятия Южного Сахалина русскими айно находились у японцев почти в крепостной зависимости, и поработить их было тем легче, что они кротки, безответны, а главное, были голодны и не могли обходиться без рису*.
_______________
* Римскому-Корсакову айно говорили: "Сизам спит, а айно работает для него: рубит лес, ловит рыбу; айно не хочет работать - сизам его колотит".

Занявши Южный Сахалин, русские освободили их и до последнего времени охраняли их свободу, защищая от обид и избегая вмешиваться в их внутреннюю жизнь. Беглые каторжники в 1885 г. перерезали несколько аинских семейств; рассказывают также, будто был высечен розгами какой-то аинец-каюр, который отказывался везти почту, и бывали покушения на целомудрие аинок, но о подобного рода притеснениях и обидах говорят как об отдельных и в высшей степени редких случаях. К сожалению, русские вместе со свободой не принесли рису; с уходом японцев никто уже не ловил рыбы, заработки прекратились, и айно стали испытывать голод. Кормиться, подобно гилякам, одною рыбой и мясом они уже не могли, - нужен был рис, и вот, несмотря на свое нерасположение к японцам, побуждаемые голодом, начали они, как говорят, выселяться на Матсмай.

В одной корреспонденции ("Голос", 1876 г., Љ 16) я прочел, будто бы депутация от айно приходила в Корсаковский пост и просила дать работы или по крайней мере семян для разводки картофеля и научить их возделывать под картофель землю; в работе будто бы было отказано, и семена картофеля обещали прислать, но обещания не исполнили, и айно, бедствуя, продолжали переселяться на Матсмай. В другой корреспонденции, относящейся к 1885 г. ("Владивосток", Љ 38), говорится тоже, что айно делали какие-то заявления, которые, по-видимому, не были уважены, и что они сильно желают выбраться с Сахалина на Матсмай.

Айно смуглы, как цыгане; у них большие окладистые бороды, усы и черные волосы, густые и жесткие; глаза у них темные, выразительные, кроткие. Роста они среднего и сложения крепкого, коренастого, черты лица крупны, грубоваты, но в них, по выражению моряка В. Римского-Корсакова, нет ни монгольской приплющины, ни китайского узкоглазия. Находят, что бородатые айно очень похожи на русских мужиков. В самом деле, когда айно надевает свой халат вроде нашей чуйки и подпоясывается, то становится похожим на купеческого кучера*.

_______________
* В книге Шренка, о которой я уже говорил, есть таблица с изображением айно. См. также книгу фр. Гельвальда "Естественная история племен и народов", т. II, где айно изображен во весь рост, в халате.

Тело айно покрыто темными волосами, которые на груди иногда растут густо, пучками, но до мохнатости еще далеко, между тем борода и волосатость, составляющая такую редкость у дикарей, поражали путешественников, которые по возвращении домой описывали айно, как мохнатых. И наши казаки, в прошлом столетии бравшие с них ясак на Курильских островах, тоже называли их мохнатыми.

Айно живут в близком соседстве с народами, у которых растительность на лице отличается скудостью, и немудрено поэтому, что их широкие бороды ставят этнографов в немалое затруднение; наука до сих пор еще не отыскала для айно настоящего места в расовой системе. Айно относят то к монгольскому, то к кавказскому племени; один англичанин нашел даже, что это потомки евреев, заброшенных во времена оны на японские острова. В настоящее время наиболее вероятными представляются два мнения: одно, что айно принадлежат к особой расе, населявшей некогда все восточноазиатские острова, другое же, принадлежащее нашему Шренку, что это народ палеоазиатский, издавна вытесненный монгольскими племенами с материка Азии на его островную окраину, и что путь этого народа из Азии на острова лежал через Корею.

Во всяком случае, айно двигались с юга на север, из тепла в холод, меняя постоянно лучшие условия на худшие. Они не воинственны, не терпят насилия; покорять, порабощать или вытеснять их было нетрудно. Из Азии их вытеснили монголы, из Ниппона и Матсмая - японцы, на Сахалине гиляки не пустили их выше Тарайки, на Курильских островах они встретились с казаками и таким образом в конце концов очутились в положении безвыходном. В настоящее время айно, обыкновенно без шапки, босой и в портах, подсученных выше колеи, встречаясь с вами по дороге, делает вам реверанс и при этом взглядывает ласково, но грустно и болезненно, как неудачник, и как будто хочет извиниться, что борода у него выросла большая, а он всё еще не сделал себе карьеры.

Подробности об айно см. у Шренка, Добротворского и А. Полонского*. То, что было сказано о пище и одежде у гиляков, относится и к айно, с тою лишь прибавкой, что недостаток риса, любовь к которому айно унаследовали от прадедов, живших когда-то на южных островах, составляет для них серьезное лишение; русского хлеба они не любят. Пища у них отличается большим разнообразием, чем у гиляков; кроме мяса и рыбы, они едят разные растения, моллюсков и то, что итальянские нищие называют вообще frutti di mare**. Едят они понемногу, но часто, почти каждый час; прожорливости, свойственной всем северным дикарям, у них не замечается. Так как грудным детям приходится с молока переходить прямо на рыбу и китовый жир, то их отнимают от груди поздно.

Римский-Корсаков видел, как аинку сосал ребенок лет трех, который отлично уже двигался сам и даже имел на ременном поясе ножик, как большой. На одежде и жилищах чувствуется сильное влияние юга - не сахалинского, а настоящего юга. Летом айно ходят в рубахах, сотканных из травы или луба, а раньше, когда были не так бедны, носили шёлковые халаты. Шапок они не носят, лето и всю осень до снега ходят босиком. В юртах у них дымно и смрадно, но все-таки гораздо светлее, опрятнее и, так сказать, культурнее, чем у гиляков. Около юрт обыкновенно стоят сушильни с рыбой, распространяющей далеко вокруг промозглый, удушливый запах; воют и грызутся собаки; тут же иногда можно увидеть небольшой сруб-клетку, в котором сидит молодой медведь: его убьют и съедят зимой на так называемом медвежьем празднике.

Я видел однажды утром, как аинская девочка-подросток кормила медведя, просовывая ему на лопаточке сушеную рыбу, смоченную в воде. Сами юрты сложены из накатника и тесу; крыша, из тонких жердей, покрыта сухою травой. Внутри у стен тянутся нары, выше их полки с разной утварью; тут, кроме шкур, пузырей с жиром, сетей, посуды и проч., вы найдете корзины, циновки и даже музыкальный инструмент. На наре обыкновенно сидит хозяин и, не переставая, курит трубочку, и если вы задаете ему вопросы, то отвечает неохотно и коротко, хотя и вежливо. Посреди юрты стоит очаг, на котором горят дрова; дым уходит через отверстие в крыше.

Над огнем висит на крюке большой черный котел; в нем кипит уха, серая, пенистая, которую, я думаю, европеец не стал бы есть ни за какие деньги. Около котла сидят чудовища. Насколько солидны и благообразны айно-мужчины, настолько непривлекательны их жены и матери. Наружность аинских женщин авторы называют безобразной и даже отвратительной. Цвет смугло-желтый, пергаментный, глаза узкие, черты крупные; невьющиеся жесткие волосы висят через лицо патлами, точно солома на старом сарае, платье неопрятное, безобразное, и при всем том - необыкновенная худощавость и старческое выражение. Замужние красят себе губы во что-то синее, и от этого лица их совершенно утрачивают образ и подобие человеческие, и когда мне приходилось видеть их и наблюдать ту серьезность, почти суровость, с какою они мешают ложками в котлах и снимают грязную пену, то мне казалось, что я вижу настоящих ведьм. Но девочки и девушки не производят такого отталкивающего впечатления***.
_______________
•Исследование А. Полонского "Курилы" напечатано в "Записках имп. Русск. геогр. общества", 1871 г., том IV.
•** плоды моря (итал.).

*** Н. В. Буссе, редко отзывавшийся о ком-нибудь милостиво, между прочим, так аттестует аинок: "Вечером пришел ко мне пьяный аин, известный мне как большой пьяница. Он привел с собою свою жену, и сколько я мог понять, с целью пожертвовать верностью ее супружескому ложу и тем выманить у меня хорошие подарки.

Аинка, довольно красивая собою, казалось, готова была помочь своему мужу, но я подавал вид, что не понимаю их объяснений... Выйдя из дому моего, муж и жена без церемонии перед моим окошком и в виду часового отдали долг природе. Вообще аинка эта не показывала большого женского стыда. Груди ее почти не были закрыты ничем. Аинки носят такое же платье, как и мужчины, то есть несколько распашных коротких халатов, низко перепоясанных кушаком. Рубашек и нижнего платья они не имеют и потому малейший беспорядок в их платье выказывает все скрытые прелести". Но даже и этот суровый автор признается, что "между молодыми девушками были некоторые довольно хорошенькие, с приятными и мягкими чертами лица и с пылкими черными глазами". Как бы то ни было, аинка сильно отстала в физическом развитии; она старится и блекнет раньше мужчины. Быть может, это следует приписать тому, что во время вековых скитаний народа львиная доля лишений, тяжкого труда и слез выпала женщине.

Айно никогда не умываются, ложатся спать не раздеваясь. Почти все, писавшие об айно, отзывались об их нравах с самой хорошей стороны. Общий голос таков, что это народ кроткий, скромный, добродушный, доверчивый, сообщительный, вежливый, уважающий собственность, на охоте смелый и; по выражению д-ра Rollen'а, спутника Лаперуза, даже интеллигентный. Бескорыстие, откровенность, вера в дружбу и щедрость составляют их обычные качества. Они правдивы и не терпят обманов. Крузенштерн пришел от них в совершенный восторг; перечислив их прекрасные душевные качества, он заключает: "Такие подлинно редкие качества, коими обязаны они не возвышенному образованию, но одной только природе, возбудили во мне то чувствование, что я народ сей почитаю лучшим из всех прочих, которые доныне мне известны"*. А Рудановский пишет: "Более мирного и скромного населения, какое мы встретили в южной части Сахалина, быть не может". Всякое насилие возбуждает в них отвращение и ужас.

_______________
* Вот эти качества: "При посещении нашем одного аинского жилища на берегу залива Румянцева, приметил я в семействе оного, состоявшем из 10 человек, счастливейшее согласие, или, почти можно сказать, совершенное между сочленами его равенство. Находившись несколько часов в оном, не могли мы никак узнать главы семейства. Старейшие не изъявляли против молодых никаких знаков повелительства. При оделении их подарками не показал никто ни малейшего вида неудовольствия, что ему досталось меньше, нежели другому. Наперерыв оказывали нам всякого рода услуги".

В заключение несколько слов об японцах в истории Южного Сахалина. Впервые японцы появились на юге Сахалина лишь в начале этого столетия, но не раньше. В 1853 г. Н. В. Буссе записал свой разговор со стариками айно, которые помнили время независимости своей и говорили: "Сахалин - земля аинов, японской земли на Сахалине нет". Первые японские колонисты были беглые преступники или же побывавшие на чужой земле и за это изгнанные из Японии.

Povratak na Knjige i tekstove